Description of the database on Ancient Russia
Table of contents
Share
QR
Metrics
Description of the database on Ancient Russia
Annotation
PII
S278240120019494-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Eugene Grishin 
Affiliation: Leading Specialist
Address: Russian Federation,
Dmitry Krutov
Affiliation: Great Russian Encyclopedia
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
20-32
Abstract

 

The article is devoted to the practice of building a database of a complex of narrative sources for the purpose of their further use as the basis of geographic information systems and digital maps. As a factual material, a wide array of sources of the history of the ancient Russian lands was used, including chronicles, spiritual letters, treaty acts and other documents. On the basis of textual data, structured lists of geographical objects with chronological and typological attribution were compiled. The created system allows storing and processing geographically oriented data in a unified form with the possibility of using various queries and processing them in the form of cartographic materials.

 

 

Keywords
database, narrative sources, geographic information systems
Received
11.04.2022
Date of publication
22.04.2022
Number of purchasers
0
Views
265
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Применительно для раннего средневековья и предшествующих периодов нарративные источники являются основным носителем информации по многим пространственным аспектам изучаемой территории, к которым относятся: специфика топографических условий и природные процессы, локализации географических объектов, характеристика и использование путей сообщений, административное устройство и многое другое. Другими словами, нарративные источники поставляют массу эмпирического материала, который может быть воспроизведен в виде картографической модели рассматриваемого пространства. По сути, на протяжении всего времени, предшествующего созданию полноценных географических карт, миссионеры, воины, дипломаты и торговцы выполняли в ходе своей пространственной активности своеобразную функцию топографов, оставляя свидетельства для воспроизведения историко-географических реалий того или иного региона. Обычные процедуры по работе с нарративными источниками античности и средневековья включают в себя палеографический, текстологический, контент-анализ. Географическая составляющая источника не то чтобы совсем игнорируется, но рассматривается недостаточно системно, распадаясь на отдельные элементы: некоторые вводные замечания по локализации автора и общей географии текста источника обозначаются во вступительной части к источнику, отдельные локализации поясняются в примечаниях к конкретным топонимам. Если для публикации источника этого вполне достаточно, то для использования его полного информационного потенциала относительного исторического пространства (под которым подразумевается вся совокупность исторических процессов, проистекающих на определенной территории) понадобятся дополнительные методические приемы. Подобно общему источниковедческому анализу, пространственный анализ источников удобно разделить на два блока: внутренний и внешний. К внешнему относятся те сведения, которые относятся к общей атрибуции источника: его датировка, язык, происхождение, локализация автора. Для осуществления внешнего анализа могут быть привлечены источники со стороны, в то время как внутренний анализ целиком основывается на содержании нарратива. При этом обозначенные блоки не являются изолированными, а взаимно друг друга дополняют. Таблица 1. Соотношение внешнего и внутреннего пространственного анализа нарративного источника
Внешний пространственный анализ Внутренний пространственный анализ
Сведения об авторе Географический ареал содержания источника
Основная локализация автора Географические приоритеты источника
Пространственная активность автора Тематические приоритеты источника
Географический кругозор автора Уровни локализаций
Область распространения источника Пространственный центр тяжести источника
2 Поскольку в нарративных источниках, вроде анналов и хроник, основной акцент смещен в сторону политической и военной истории, большая часть их сюжетов состоит из изложения действий правителя. Примерно то же самое мы наблюдаем и в агиографических источниках, в которых география также отражается через пространственную активность того или иного святого. Прямым следствием этого является неравномерность обеспечения информацией исторического пространства: освещаются лишь те регионы и локации, которые были затронуты действиями основных личностей, прочие оставались в тени или упоминались эпизодически. Однако эта неравномерность, угрожающая потерей информации, может быть воспринята как своеобразный маркер пространственных приоритетов. Если наше знание о географии нового и новейшего времени основывается на работе топографов, которые обходили изучаемую местность с теодолитом и нивелиром, то почему бы не рассматривать пространственную активность военачальников, дипломатов и миссионеров античности и средневековья как своеобразную форму «исследования местности»? Речь идет не столько о вполне сознательных географических экскурсах, вроде хрестоматийного описания Галлии в начале книги Цезаря «О Галльской войне», а о тех локациях и местностях, которые встречаются по ходу раскрытия основного сюжета повествования. Так, жития ирландских святых уже давно имеют репутацию ценнейшего корпуса сведений по географии Западной Европы. Однако это, скорее, вынужденное исключение, обусловленное отсутствием в этот период более информативных источников. Переходя к теме геокодирования нарративных источников, нельзя пройти мимо такого фундаментального сервиса, как «Regnum Francorum Online» (сайт — >>>> [5]. Основу данных этого сервиса составляют списки географических локаций по историческим источникам VII–X вв. с указанием координат и современных названий. Благодаря рациональной организации связей между данными, он позволяет по-разному представлять результаты запросов: допускается как вывод локаций по отдельному источнику, так и формирование списка тех источников, где упоминается тот или иной географический объект. Дополнительным преимуществом «Regnum Francorum Online» является фиксирование оригинальных топонимов, а в ряде случаев — даже приведение полных цитат из источников, в которых фигурирует запрашиваемый населенный пункт. Мало того, предусмотрена возможность перехода на страницу издания источника, на конкретный фрагмент текста (как правило, для этого используется сайт с публикациями серии «Monumenta Germaniae Historica» (MGH) — >>>> [6]. Картографическая часть сервиса продумана гораздо менее тщательно, чем библиографическая. Но даже если его функциональные возможности и представляются недостаточными для полноценного географического анализа, тем не менее, данный ресурс является ценнейшим и богатым информацией справочником, пусть даже его территориальный охват сосредоточен на французских землях и прилегающих к ним территориях. Обозначим ход действий при пространственном анализе источника. Первый шаг — составление структурированного географического указателя к тексту, который сопровождается типологическими справочниками для населенных пунктов и объектов топографии. Следующее действие состоит в редукции текста на пространственно ориентированные компоненты: упоминания отдельных географических объектов и фактографического сопровождения к ним. На этом этапе важно провести разделение собранных сведений на группы информационных поводов, по которым они упоминаются. Полученный материал наносится на картографическую основу, после чего появляется возможность определить контуры стабильного географического кругозора рассматриваемого источника. Раскроем эти этапы более детально. Содержательную часть пространственного анализа источника можно представить в виде двух основных таблиц: Таблица 2. Структура таблиц пространственного анализа источника А. Фактография
Индекс Локализация Дата Сноска Тип события Цитата, описание Объект события
3 Б. Локации
Индекс Номинация Тип объекта Синонимы Уровень объекта Частота упоминаний
4

Здесь мы должны отличать те локализации, которые фигурируют в рамках пространных сюжетов, и географическую привязку отдельных новостей и слухов. Несомненно, что наиболее резонансные события находили свое отражение в текстах многих источников, даже если их авторы трудились далеко от происходящего. Создатели анналов и хроник фиксировали подобные сюжеты уже в готовом виде на основе устных источников или корреспонденции. Информативность восприятия таких событий невелика, ведь они уже имели завершенную структуру и хронологию и распространялись в различных текстах в относительно одинаковом виде, с минимальными отличиями. Поэтому для нас важнее спонтанные сообщения, малозначительные сами по себе и не связанные с популярными сюжетами. Именно они показывают индивидуальную осведомленность автора источника, его географический кругозор, возможности по удаленному отслеживанию событий. Рис. 1. Таблица 3. Группы информационных поводов локализации объектов Цветовые обозначения: Локализация и атрибуция Индивидуальные просопографические события Групповые события Сюжетная группа

5
1 бессюжетное упоминание (в рамках списка; объект ассоциируется с другими)
2 локализация объекта; ассоциирование с другим объектом
3 локализация объектов, входящих в структуру основных (улицы, гавани, маяки)
4 атрибуция или дополнительная номинация
5 просопографический фактор I — представительство локализации персоналием
6 ассоциирование персоналия с объектом локализации (титул, прозвище)
7 просопографический фактор II — объект собственности
8 просопографический объект III — место посещения
9 собрание
10 вооруженное столкновение
11 локализация маршрута группы (поход, передвижение)
12 локальный сюжет, не выходящий за рамки локализации
13 локализация события, привязанного к объекту(пожар, вспышка эпидемии и т. п.)
14 локализация события, связанного с объектом опосредованно (природные явления — землетрясения, извержения вулканы, наводнения и т. п.)
6 Разумеется, перечисленные группы могут быть уточнены и дополнены. Так, в группе «место посещения» имеет смысл выделить цель следования, длительные и краткосрочные места пребывания (остановки), что в дальнейшем облегчит построение маршрутов. Однако уже приведенный список позволяет произвести выборку тех упоминаний географических объектов, которые дают наибольший прирост изученности территории и отсеять наименее информативные из них. Например, группа 5 «представительство» может представлять интерес при анализе проведения церковных соборов, но в остальных случаях будет вносить информационные помехи. Создание изолированных информационных блоков по отдельным источникам, который может быть оправдан в рамках отдельных тем, все равно приводит к потребности включения в поле зрения и тех данных, которые фигурируют в незадействованных источниках. Пространственный анализ нарративного текста и его картографирование не может быть осуществлено в полной мере без привлечения смежных по хронологии и географическому охвату источников: именно они позволяют дать фон рассматриваемых событий, заполнить неосвещенные участки пространства. «От региона — к источникам» и «от источников — к территории»: таковы два основных подхода при построении карт исторической тематики. Первый подход предполагает отработку материала в рамках заданного региона с привлечением всей доступной источниковой базы. Применительно для истории древнерусских земель обычной практикой является специализация по отдельным княжествам: автор отбирает из доступных источников те сведения, которые относятся к интересующей его историко-географической области. Обратим внимание, что этот подход становится более оправданным, когда сами источники имеют выраженный региональный характер. Региональное историческое картографирование, безусловно, одно из важнейших направлений исторической географии, однако его не следует абсолютизировать. Детальная проработка отдельных регионов не отменяет актуальности задачи обзорного картографирования (которое позволяет себе представить общую картину макрорегиона и взаимное положение отдельных его частей). Кроме того, для тех текстов, которые демонстрируют широкий географический охват и универсализм, отбор по региональному принципу служит лишь вспомогательной операцией. В подобных случаях применяется обратный подход: географический ареал задается не границами конкретной области, а локациями самого источника. Типичный пример подобного подхода — анализ древнерусских городов М.Н. Тихомирова [2]. Критическая сумма проработки отдельных регионов древнерусских земель и потребность в многоцелевом инструменте для осуществления пространственных и атрибутивных запросов подвела к идее формирования единого блока. База данных включает в себя список объектов Древней Руси с 862 по 1422 г. База состоит из несколько связанных между собой таблиц. В основу разделения на отдельные таблицы лег источниковедческий и типологический принцип. Источниковедческий принцип подразумевал разделение всех используемых источников на нарративные (например, летописи) и официальные (например, духовные грамоты). Типологический принцип подразумевал обособление объектов разного типа, прежде всего гидрологических. Работа с источниками официального характера велась по духовным и договорным грамотам князей и епископов. На данный момент были проработаны 8 духовных грамот, начиная с великого князя Владимира на Волыни Владимира Васильковича и заканчивая третьей духовной грамотой великого князя Василия Дмитриевича. В итоге в таблицу по официальным источникам вошло 728 записей. Работа с нарративными источниками велась по текстам Полного собрания русских летописей (ПСРЛ) с опорой на сопровождающий их научный аппарат, с привлечением тематических исследований, включая работы Н.П. Барсова, М.Н. Тихомирова и других авторов. Структура материалов «Словаря» Барсова [1] послужила основой для структурирования летописных записей и их пространственной атрибуции. На настоящий момент таблица по нарративным источникам включает 2122 записи. Структурной единицей базы данных стали отдельные историко-географические объекты: населенные пункты, административные и исторические области, объекты рельефа и гидрографии. Таблицы по всем видам объектов имеют однородный характер: номер записи, адаптированное название объекта; индекс, который позволяет отобрать неповторяющиеся объекты и локализовать их на карте; название объекта по источнику и его другие возможные формы написания; индекс источника по справочнику; дата события, связанного с объектом, и сам тип события. Для определения типа события была составлена кодифицированная легенда источников из 15 пунктов. Наиболее часто встречающимися типами в нарративных источниках оказались вооруженное столкновение и локализация маршрута группы, а в грамотах — объект собственности. В таблицах предусмотрено поле «субъекты», фиксирующее упоминание персоналией, связанных с объектом. К оставшимся базовым полям таблиц относится типологическая и пространственная атрибуция (например, град, урочище, село). Сложность в этой атрибуции была в том, что по грамотам и нарративным источникам тип и пространственная локализация у одних и тех же объектов могла отличаться, даже с поправкой на хронологию. Структура данных итоговой таблицы, помимо индивидуального индекса объекта, адаптированного и аутентичного названия и атрибуции, включает в себя дату 1-го упоминания, количество упоминаний и возможность локализации на карте. Эти данные позволяют комплексно отразить значение объектов в общем массиве обработанных источников. Всего в итоговую таблицу внесено 1430 уникальных объектов. Главная польза приведенной базы состоит в унификации и структурировании разнородных данных из обширного массива источников. Географическая ориентация записей и нацеленность на использование при построении картографических материалов значительно упрощает процесс отбора первичных данных для формирования карт различной тематики, будь то карты отдельных земель или обзорные карты по установленным периодам. В ходе осуществления запроса к базе происходит отбор определенных объектов, при этом запрос может носить как хронологический характера (отбор событий или объектов по диапазону дат), так и пространственный или типологический. В результате запроса формируется динамическая таблица, которые связывается через общие индексы с соответствующими опорными объектами на картографической основе, после чего становится возможным авторское построение карты. Сложность запроса зависит лишь от задач автора; особый интерес могут представлять выборки, ориентированные на просопографическую часть базы, например, отбор тех объектов, где бывал тот или иной князь в определенном хронологическом интервале. Собственно, одно из приоритетных направлений дальнейшего развития базы по летописям и грамотам состоит как раз в наращивании информационного блока по субъектам, который позволит анализировать пространственную активность отдельных исторических личностей, прослеживать их географические контакты, области интересов. Здесь сознательно не освещаются проблемы с локализацией опорных объектов, по которым происходит геокодирование событий из источников, так как эти вопросы освещаются в целевых исследованиях по конкретным сюжетам и источникам. Одна из задач построения базы состояла в аккумуляции уже имеющихся сведения по местоположению историко-географических объектов древнерусских земель. Ниже приведена структура данных с примерами отдельных записей. Таблица 4. Фрагмент таблицы «Нарративные источники»
Название поля Тип данных Содержание Пример
ID Целое число Идентификатор записи 144
Адаптированное название Текстовый Наиболее употребимое название объекта Белозерск
Индекс на карте Целое число Индекс объекта на карте 77
Название по источнику Текстовый Приведенные в источнике топонимы объекта Белоозеро
Индекс источника Целое число Кодификатор источника 1
Дата события Целое число Дата события по источнику 862
Сноска Целое число Параграф в источнике или страница в сборнике, где опубликован источник 9
Тип события Целое число Кодификатор события в источнике 8
Субъект Текстовый Имя или этноним в источниках Рюрик
Атрибуция локации Текстовый Идентификация типа объекта Град
Атрибутивное описание Текстовый Уточнение месторасположения объекта Ростовская обл.
Комментарий Текстовый Дополнительная содержательная или техническая информация по объекту До второй половины X в. Белозерск находился в 17 верстах от современного положения; Владимир перенес его в в место истока из озера.
7 Таблица 5. Фрагмент таблицы «Грамоты»
Название поля Тип данных Содержание Пример
ID Целое число Идентификатор записи 171
Адаптированное название Текстовый Наиболее употребимое название объекта Дурневская
Индекс на карте Целое число Индекс объекта на карте 37
Название по источнику Текстовый Приведенные в источнике топонимы объекта Дурновеская
Индекс источника Целое число Кодификатор источника 37
Дата события Целое число Дата события по источнику 1350
Сноска Целое число Параграф в источнике или страница в сборнике, где опубликован источник 113
Тип события Целое число Кодификатор события в источнике 8
Субъект Текстовый Имя или этноним в источниках Родион Тимофеевич
Атрибуция локации Текстовый Идентификация типа объекта Урочище
Атрибутивное описание Текстовый Уточнение месторасположения объекта Новгородская обл.
Комментарий Текстовый Дополнительная содержательная или техническая информация по объекту Не указана конкретная дата. Указан временной промежуток XIV–XV вв.
8 Таблица 6. Фрагмент таблицы «Реки»
Название поля Тип данных Содержание Пример
ID Целое число Идентификатор записи 11
Адаптированное название Текстовый Наиболее употребимое название объекта Белка
Индекс на карте Целое число Индекс объекта на карте 1226
Название по источнику Текстовый Приведенные в источнике топонимы объекта Белка
Индекс источника Целое число Кодификатор источника 12
Дата события Целое число Дата события по источнику 1144
Сноска Целое число Параграф в источнике или страница в сборнике, где опубликован источник 167
Тип события Целое число Кодификатор события в источнике 2,10
Субъект Текстовый Имя или этноним в источниках Всеволод, Владимир Галичский
Атрибуция объекта Текстовый Идентификация типа объекта Река
Атрибутивное описание Текстовый Уточнение месторасположения объекта Галицкая обл.
Комментарий Текстовый Дополнительная содержательная или техническая информация по объекту Река Грезка, но в скобках указана Белка
9 Таблица 7. Фрагмент таблицы «Озера»
Название поля Тип данных Содержание Пример
ID Целое число Идентификатор записи 1
Адаптированное название Текстовый Наиболее употребимое название объекта Долобское
Индекс на карте Целое число Индекс объекта на карте 1151
Название по источнику Текстовый Приведенные в источнике топонимы объекта Дулебское
Индекс источника Целое число Кодификатор источника 1
Дата события Целое число Дата события по источнику 1151
Id Целое число Идентификатор записи 1
Сноска Целое число Параграф в источнике или страница в сборнике, где опубликован источник 143
Тип события Целое число Кодификатор события в источнике 11
Субъект Текстовый Имя или этноним в источниках Гюрги, Изяслав
Атрибуция объекта Текстовый Идентификация типа объекта Озеро
Атрибутивное описание Текстовый Уточнение месторасположения объекта Киевская обл.
Комментарий Текстовый Дополнительная содержательная или техническая информация по объекту
10 Таблица 8. «Каталог источников»
1 Лаврентьевская летопись [19]
2 Троицкая летопись [1]
3 Ипатьевская летопись [20]
4 Новгородская первая летопись [17]
5 Новгородская вторая летопись [21]
6 Новгородская третья летопись [21]
7 Новгородская четвертая летопись [22]
8 Псковская первая летопись [24]
9 Псковская вторая летопись [24]
10 Софийский временник [25]
11 Летопись по Воскресенскому списку [26]
12 Никоновская летопись [28, 29, 30, 31, 32, 33, 34]
13 Духовная грамота Великого князя Иоанна Даниловича (вторая)
14 Список русских городов дальних и ближних [2]
15 Новгородская Карамзинская летопись [35]
16 Повесть о стране Вятской [18]
17 Уставная грамота Ростислава Мстиславича [7]
18 Грамота князя Владимира на Волыни Владимира Васильковича
19 Грамота князя Владимира на Волыни Мстислава Даниловича [10]
20 Уставная грамота Смоленского епископа [7]
21 Духовная грамота великого князя Симеона Иоанновича [13]
23 Устав князя Святослава [40]
24 Грамота Андрея Боголюбского Печерскому монастырю
25 Грамота Мстислава Владимировича Новгородскому Юрьевскому монастырю [15, 36]
26 Акты Юрьевского монастыря [36]
27 Договорная грамота Новгорода с князем Тверским Ярославом [12]
28 Грамота, данная Изяславом Мстиславичем Пантелеймоновскому Новгородскому монастырю [9]
29 Договорная грамота Симеона Иоанновича с Братьями Иваном и Андреем
30 Грамота великого князя Всеволода Юрьеву монастырю
31 Грамота митрополита Феогноста [11]
32 Сказания русского народа, собранные И.П. Сахаровым [37]
33 Вкладная грамота Преподобного Варлаама Хутынскому монастырю [8]
34 Договор Новгорода с Готским Берегом [14]
35 Киево-Печерский Патерик [16]
36 Духовная грамота Великого княза Иоанна Иоанновича (вторая) [7]
37 Духовная грамота Великого князя Дмитрия Иоанновича (первая) [7]
38 Духовная грамота Великого князя Дмитрия Иоанновича (вторая) [7]
39 Духовная грамота Великого князя Василия Дмитриевича (первая) [7]
40 Духовная грамота Великого князя Василия Дмитриевича (третья) [7]
11 Таблица 9. Итоговая таблица локаций
Название поля Тип данных Содержание Пример
Индекс на карте Целое число Индекс объекта на карте 77
Адаптированное название Текстовый Наиболее употребимое название объекта Белозерск
Название по источнику Текстовый Приведенные в источнике топонимы объекта Белоозеро
Атрибуция объекта Текстовый Идентификация типа объекта Град
Дата 1-го упоминания Целое число Дата 1-го упоминания объекта в источниках 862
Количество упоминаний Целое число Количество упоминаний объекта в источниках 3
Локализация на карте Целое число Локализация объекта на карте 1
12 Примеры включения цитат из источников в таблицы:

References

1. Barsov N.P. Geograficheskij slovar' russkoj zemli (IX–XIV stoletiya). Vil'na, 1865.

2. Tikhomirov M.N. «Spisok russkikh gorodov dal'nikh i blizhnikh» // Istoricheskie zapiski. T. 40. M., 1952. S. 214–259.

3. Regnum Francorum Online. http://francia.ahlfeldt.se

4. Monumenta Germaniae Historica. https://www.dmgh.de

5. Bakhrushin S.V. Dukhovnye i dogovornye gramoty knyazej velikikh i udel'nykh. M., 1909.

6. Vkladnaya gramota Prepodobnogo Varlaama Khutynskomu monastyryu // Dopolneniya k Aktam istoricheskim. T. 1. SPb., 1846.

7. Gramota, dannaya Izyaslavom Mstislavichem Pantelejmonovskomu Novgorodskomu monastyryu. Istoriya rossijskoj ierarkhii. M., 1813.

8. Gramota Vladimirskogo na Volyni i Lutskogo Knyazya Mstislava Danilovicha // Sobranie gosudarstvennykh gramot i dogovorov, khranyaschikhsya v gosudarstvennoj kollegii inostrannykh del. Ch. 2, sluzhaschaya dopolneniem k pervoj. M., 1819.

9. Gramota Mitropolita Feognosta na Chervlenyj Yar, baskakam, dukhovenstvu i miryanam // Akty istoricheskie. T. 1. SPb., 1841.

10. Dogovornye gramoty Novgoroda s Velikim Knyazem Tverskim Yaroslavom Yaroslavichem // Sobranie gosudarstvennykh gramot i dogovorov, khranyaschikhsya v gosudarstvennoj kollegii inostrannykh del. Ch. 1. M., 1813.

11. Dogovornaya Gramota Velikogo Knyazya Simeona Ivanovicha, s brat'yami ego rodnymi Knyazem Ivanom i Knyazem Andreem // Sobranie gosudarstvennykh gramot i dogovorov, khranyaschikhsya v gosudarstvennoj kollegii inostrannykh del. Ch. 1. M., 1813.

12. Dogovor Novgoroda s Gotskim beregom i s nemetskimi gorodami // Pamyatniki russkogo prava. Vyp. 2. M., 1953.

13. Zhalovannaya gramota Velikogo knyazya Mstislava Vladimirovicha i syna ego Vsevoloda Yur'evu monastyryu // Dopolneniya k Aktam istoricheskim. T. 1. SPb., 1846.

14. Kievo-Pecherskij paterik // Biblioteka literatury Drevnej Rusi. T. 4: XII vek. SPb., 1997.

15. Nasonov A.N. Novgorodskaya pervaya letopis' starshego i mladshego izvodov. M.; L., 1950.

16. Povest' o strane Vyatskoj (Vyatskij letopisets): Pamyatnik Vyatskoj pis'mennosti XVII–XVIII veka. Vyatka, 1905.

17. PSRL. T. I. Izdanie 2-e. Lavrent'evskaya letopis'. L., 1926–1928.

18. PSRL. T. II. Izdanie 2-e. Ipat'evskaya letopis'. SPb., 1908.

19. PSRL. T. III. Vyp. 2. Izdanie 2-e. Novgorodskie letopisi (tak nazvannye Novgorodskaya vtoraya i Novgorodskaya tret'ya letopisi). SPb., 1879.

20. PSRL. T. IV. Ch. 1. Izdanie 2-e. Novgorodskaya chetvertaya letopis'. Pg.; L., 1915–1929.

21. PSRL. T. IV. Ch. 2. Vyp. 1. Pg., 1917.

22. PSRL. T. V. Izdanie 3-e. Pskovskie letopisi. M., 2000–2003.

23. PSRL. T. VI. Izdanie 2-e. Sofijskie letopisi. M., 2000–2001.

24. PSRL. T. VII. Izdanie 1-e. Letopis' po Voskresenskomu spisku. SPb., 1856.

25. PSRL. T. VIII. Izdanie 1-e. Prodolzhenie letopisi po Voskresenskomu spisku. SPb., 1859.

26. PSRL. T. IX. Izdanie 1-e. Letopisnyj sbornik, imenuemyj Patriarsheyu ili Nikonovskoyu letopis'yu. SPb., 1882.

27. PSRL. T. X. Izdanie 1-e. Letopisnyj sbornik, imenuemyj Patriarsheyu ili Nikonovskoyu letopis'yu. SPb., 1885.

28. PSRL. T. XI. Izdanie 1-e. Letopisnyj sbornik, imenuemyj Patriarsheyu ili Nikonovskoyu letopis'yu. SPb., 1897.

29. PSRL. T. XII. Izdanie 1-e. Letopisnyj sbornik, imenuemyj Patriarsheyu ili Nikonovskoyu letopis'yu. SPb., 1901.

30. PSRL. T. XIII. Izdanie 1-e. Letopisnyj sbornik, imenuemyj Patriarsheyu ili Nikonovskoyu letopis'yu. SPb., 1904–1906.

31. PSRL. T. XIV. Izdanie 1-e. Polovina 1-ya. Dopolneniya k Nikonovskoj letopisi. SPb., 1910.

32. PSRL. T. XIV. Polovina 2-ya. Pg., 1918.

33. PSRL. T. XLII. Novgorodskaya Karamzinskaya letopis'. SPb., 2013.

34. Sreznevskij I.I. Gramota velikogo knyazya Mstislava i syna ego Vsevoloda novgorodskomu Yur'evu monastyryu (1130 g.). SPb., 1860.

35. Skazaniya russkogo naroda, sobrannye I.P. Sakharovym (v 2 ch.). SPb., 1885.

36. Slovo o polku Igoreve // Biblioteka literatury Drevnej Rusi. T. 4: XII vek. SPb., 1997.

37. Ustavnaya gramota Smolenskogo knyazya Rostislava Mstislavicha i episkopa Manuila, dannaya episkopii Smolenskoj // Dopolneniya k Aktam istoricheskim. T. 1. SPb., 1846.

38. Ustav knyazya Svyatoslava Ol'govicha // Pamyatniki russkogo prava. Vyp. 2. M., 1953.

39. Ustavnye gramoty knyazya Rostislava Smolenskogo // Pamyatniki russkogo prava. Vyp. 2. M., 1953.

Comments

No posts found

Write a review
Translate